Довод третий: Слабые хадисы о поиске близости к Аллаху

Довод третий: Слабые хадисы о поиске близости к Аллаху

 

Те, кто разрешает искать близости к Аллаху еретическими способами, зачастую опираются на многочисленные хадисы. Если задуматься над ними, то их можно разделить на две группы. К первой относятся достоверные предания, которые действительно восходят к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, но не несут того смысла, который в них вкладывают наши оппоненты. К их числу относится, например, хадис о слепом мужчине, и о таких преданиях мы уже поговорили.

Ко второй группе относятся хадисы, достоверность которых не доказана. Некоторые из них несут в себе тот смысл, который в них вкладывают наши оппоненты, а некоторые – нет. Таких недостоверных хадисов много, и поэтому я ограничусь упоминанием только тех из них, которые приобрели наибольшую известность.

 

 

 

 

 

 

 

 

Хадис 1

Передают со слов Абу Саида, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Аллах обратит Свой Лик к тому, кто, выйдя из дома на намаз, скажет: «О Боже, я прошу Тебя ради того, что полагается тем, кто просит Тебя, ради того, что полагается этой дороге моей, ведь я вышел без заносчивости и высокомерия…»»

Этот хадис передали Ахмад (3/21) и Ибн Маджа, и его текст приведен согласно версии Ахмада. Подробно сведения об этом хадисе приведены в сборнике «Силсилат аль-Ахадис ад-Даифа» [Полное название этой книги шейха аль-Албани «Слабые и выдуманные хадисы и их дурное влияние на общину». – К.Э.]  (24). Цепочка его рассказчиков слабая, потому что со слов Абу Саида его передал Атийя аль-Ауфи, который был слабым рассказчиком. Об этом сообщил ан-Навави в книге «аль-Азкар», Ибн Теймийя в книге «аль-Каида аль-Джалила», аз-Захаби в «аль-Мизане». Последний в книге «ад-Дуафа» (1/88) даже отметил, что богословы были единодушны в том, что он был слабым рассказчиком. Неоднократно назвал его слабым аль-Хафиз аль-Хейсами в книге «Маджма аз-Заваид» (5/236, например). Абу Бакр бин аль-Мухибб аль-Балабаки упомянул о нем в книге «ад-Дуафа ва аль-Матрукун» (сборник слабых и отвергаемых рассказчиков). Слабым его считал и аль-Бусыри, о чем мы еще поговорим впоследствии. Аль-Хафиз Ибн Хаджар сказал о нем: «Правдивый рассказчик, который часто ошибался, был шиитом и фальсификатором». Таким образом, он указал на две причины его слабости как рассказчика.

Во-первых, Атийя обладал слабой памятью. Ибн Хаджар подчеркнул это, когда сообщил о том, что он часто ошибался. В книге «Табакат аль-Мудаллисин» он прямо отметил, что у него была слабая память. Еще более конкретную оценку ему Ибн Хаджар дал в книге «Талхис аль-Хабир» (с. 241, индийское издание). В комментарии к другому хадису он сказал: «Одним из его рассказчиков был Атийя бин Саид аль-Ауфи, который был слабым».

Во-вторых, он был фальсификатором (المدلس). Однако Ибн Хаджар должен был разъяснить, какого рода фальсификациями он занимался. Известно, что хадисоведы различают несколько видов фальсификаций, наиболее известными среди которых являются следующие:

В одном случае рассказчик передает от имени того, кого он повстречал, то, что не слышал от него. Или же он передает хадисы от имени своего современника, которого он не встречал, представляя все так, будто он слышал эти слова от него. При этом он пересказывает хадисы от его имени (عن فلان) или ссылается на его слова (قال فلان).

В другом случае рассказчик называет своего учителя по имени или по прозвищу, которое малоизвестно, чтобы скрыть его личность. Богословы ясно высказывались о том, что поступать так запрещено, если этот учитель не заслуживает доверия, и рассказчик фальсифицирует цепочку рассказчиков, чтобы хадисоведы не узнали об этом или приняли его за другого заслуживающего доверия рассказчика из-за сходства их имен или прозвищ [Ибн Касир, «Ихтисар Улум аль-Хадис» с комментариями Ахмада Шакира (с. 59).]. Этот вид фальсификации известен как «фальсификация шейха» (تدليس الشيوخ).

Что касается фальсификации Атийи, то она относилась к этому запрещенному виду. Я разъяснил это в своей книге «Силсилат аль-Ахадис ад-Даифа» (24). Если быть кратким, то Атийя рассказывал хадисы со слов Абу Саида аль-Худри, да будет доволен им Аллах. После его кончины он посещал собрания одного из лжецов, известного своими лживыми хадисами, которого звали аль-Калби. Рассказывая хадисы с его слов, Атийя называл его Абу Саидом, и слушатели ошибочно полагали, что он имеет в виду Абу Саида аль-Худри! Полагаю, одного этого вполне достаточно, чтобы отнести Атийу к несправедливым рассказчикам. Что же говорить, если к этому прибавляется его слабая память! Вот почему мне бы хотелось, чтобы аль-Хафиз Ибн Хаджар отметил, что фальсификации Атийи носили такой грубый характер. Ему достаточно было сделать небольшое замечание, как он это сделал в книге «Табакат аль-Мудаллисин»: «…известен грубыми фальсификациями».

По забывчивости, по ошибке или по какой-либо другой причине, свойственной человеческой натуре, в комментарии к этому хадису Ибн Хаджар сказал: «В одной из версий хадиса Атийя сказал, что этот хадис ему рассказал сам Абу Саид… И поэтому в данном случае фальсификации с его стороны можно не опасаться». Эти слова Ибн Хаджара передал Ибн Аллан, и его примеру последовали некоторые из наших современников.

Должен сказать, что ясное указание на того, с чьих слов рассказчик передает хадис, избавляет нас от сомнений лишь в том случае, если речь идет о фальсификации первого вида. Фальсификации Атийи относились ко второму виду – худшему, и поэтому его оговорка не имеет никакого значения. Он сказал, что слышал этот хадис от Абу Саида. Это не что иное как грубая фальсификация [Из всего сказанного должно быть ясно, что ссылаться на мнение хафиза Ибн Хаджара по поводу этого хадиса после того, как мы разъяснили, какого рода фальсификациями занимался Атийя, станет только тот, кто потакает своим желаниям. Один из наших оппонентов, в частности, сослался на слова Ибн Хаджара, пытаясь опровергнуть мои замечания по поводу фальсификаций Атийи. Полагаю, что он поступил предвзято, потому что из моих разъяснений ему должно быть ясно, как фальсифицировал хадисы Атийя. И хотя его возражения опровергают его собственные слова, он сделал вид, что не заметил этого, и никак не ответил на мое замечание. Напротив, он предположил, что фальсификации Атийи относились к первому виду, поскольку такие фальсификации не вредят хадису, если в других его версиях рассказчик ясно указывает на того, кто ему рассказал это. Надеюсь, читатели простят меня, если я скажу, что таких богословов можно причислить к фальсификаторам, подобным этому Атийе!!].

Таким образом, Атийя был слабым рассказчиком из-за своей слабой памяти и из-за грубой фальсификации, и этот его хадис тоже слабый. Конечно, многие неосведомленные люди обольщаются тем, что аль-Хафиз Ибн Хаджар назвал его хорошим, однако, как мы уже разъяснили, это было ошибкой. В этом вопросе нужно быть бдительным и не проявлять беспечности. У этого хадиса есть и другие скрытые недостатки, которые я разъяснил в упомянутом ранее сборнике, и нет необходимости повторять эти доводы здесь. Тот же, кто пожелает ознакомиться с подробностями, может обратиться к этому труду.

Следует отметить, что некоторые современные авторы считали, что высказывание Ибн Хаджара в «ат-Такрибе» можно истолковывать как признание им Атийи заслуживающим доверия рассказчиком. И этим мнением нельзя похвастаться. Встретившись с шейхом Ахмадом бин ас-Сыддиком в Дамаске, я спросил его о такой трактовке, и он был сильно удивлен, потому что рассказчик, часто допускавший ошибки в передаче хадисов, не может заслуживать доверия. Напротив, его хадисы считаются слабыми. Если же он допускал ошибки лишь изредка, то его хадисы считаются хорошими. И поэтому аль-Хафиз Ибн Хаджар в книге «Шарх ан-Нухба» ставил тех, кто допускал много ошибок, в один ряд с теми, кто обладал слабой память, отвергая хадисы каждого из них. Желающие могут обратиться к комментариям этой книги, составленным шейхом Али аль-Кари (с. 121, 130).

Неясность в этот вопрос внесли слова Ибн Хаджара в книге «Тахридж аль-Азкар», в которой он сказал: «Слабость Атийи объясняется тем, что он был шиитом. Передают также, что она связана с его фальсификациями. Если бы не эти обстоятельства, его можно было назвать правдивым рассказчиком».

По причине слабых познаний в науке о рассказчиках, если не сказать по причине полной неграмотности в этой области, наши оппоненты не могут дать оценку ошибкам ученых. Более того, они повторяют их слова, будто те были защищены от ошибок и погрешностей, в особенности, если эти ошибки совпадают с их собственными желаниями, как это высказывание Ибн Хаджара. Но если бы у них были познания в этой области, они поняли бы, что цитата из книги «Тахридж аль-Азкар» прямо противоречит его мнению, изложенному в «ат-Такрибе». Как видно из этой цитаты, аль-Хафиз Ибн Хаджар объясняет слабость Атийи двумя причинами.

Во-первых, он был шиитом. Однако, согласно наиболее предпочтительному мнению, человек не во всех случаях перестает заслуживать доверия по этой причине.

Во-вторых, он был фальсификатором. Безусловно, этого обстоятельства может быть достаточно, чтобы рассказчик лишился доверия, но ниже мы разъясним и те случаи, когда его недостаточно. Более того, аль-Хафиз Ибн Хаджар сослался на эту причину на основании чьих-то слов. В то же время в «ат-Такрибе» он с полной убежденностью назвал его фальсификатором и шиитом. А в книге «Табакат аль-Мудаллисин» (с. 18) он сказал о нем: «Известный последователь сподвижников, обладал слабой памятью, был известен грубыми фальсификациями». Ибн Хаджар отнес его к «четвертой категории», в которую входят те, «чьи хадисы богословы единодушно принимают только тогда, когда они ясно назвали рассказчика, от которого слышали хадис, потому что они часто фальсифицировали хадисы от имени слабых и неизвестных рассказчиков. Одним из них был, например, Бакийя бин аль-Валид». Об этом сказано в предисловии.

Таким образом, эти два высказывания Ибн Хаджара свидетельствуют о том, что в книге «Тахридж аль-Азкар» он ошибся. Во-первых, Атийя был слабым рассказчиком, потому что прибегал к фальсификациям. Во-вторых, как было сказано в «ат-Такрибе», он часто ошибался. Все это указывает на то, что память Ибн Хаджара, да смилостивится над ним Всевышний Аллах, подвела его, когда он оценивал этот хадис. Он допустил ошибку, которая подтверждается его же словами из других сочинений. И у нас есть больше оснований полагаться на эти труды, потому что в них аль-Хафиз Ибн Хаджар ссылается непосредственно на источники и дает соответствующую оценку, чего нет в книге «Тахридж аль-Азкар».

По перечисленным выше причинам целый ряд знатоков хадисов считали Атийю аль-Ауфи слабым рассказчиком. Об этом говорили аль-Мунзири в «ат-Такрибе» [Аль-Мунзири в «ат-Такрибе» (2/265) сказал: «Этот хадис передал Ибн Маджа с сомнительной цепочкой рассказчиков». В другом месте (1/130-131) он назвал этот же хадис слабым, начав его словами «передают» (روي). В предисловии к своей книге он отметил, что такая формулировка означает, что хадис нельзя считаться хорошим.], ан-Навави, шейх-уль-ислам Ибн Теймийя в книге «аль-Каида аль-Джалила», аль-Бусыри.

Последний в книге «Мисбах аз-Зуджаджа» (2/52) сказал: «В его цепочке слабые рассказчики следуют один за другим. Атийя, Фудайл бин Марзук, аль-Фадл бин аль-Муваффак – все они были слабыми».

Сыддик-хан в книге «Нузул аль-Абрар» (с. 71) после упоминания об этом хадисе и следующем за ним хадисе Билала сказал: «Цепочки их рассказчиков слабые, о чем однозначно сказал ан-Навави в «аль-Азкаре»».

 

 

 

 

 

Хадис 2

Это – хадис Билала, о котором упомянул Сыддик-хан. Передают, что Билал рассказывал: «Когда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, отправлялся на намаз, он говорил: «Во имя Аллаха! Я уверовал в Аллаха и уповаю на Него, и нет силы и могущества, кроме как от Него. О Боже, прошу Тебя ради того, что полагается тем, кто просит Тебя, ради того, что полагается этой дороге моей, ведь я вышел без заносчивости и высокомерия…»».

Этот хадис передал Ибн ас-Сунни в книге «Амал аль-Йаум ва аль-Лейла» (82) от аль-Вазиа бин Нафиа аль-Укейли, от Абу Саламы бин ‘Абд ар-Рахмана, от Джабира бин ‘Абдуллаха, от Билала.

Эта цепочка является очень слабой по причине рассказчика по имени аль-Вази. И хотя его имя означает «сдерживающее начало», в нем не было того начала, которое бы удержало его от лжи. Я разъяснил это в своей книге «Силсилат аль-Ахадис ад-Даифа». Ан-Навави в «аль-Азкаре» сказал: «Это – слабый хадис, потому что среди его рассказчиков был аль-Вази бин Нафи аль-Укейли. Богословы единодушно считали его слабым, а его хадисы – неприемлемыми».

Аль-Хафиз Ибн Хаджар, приведя этот хадис вместе с цепочкой его рассказчиков, сказал: «Это – очень слабый хадис. Ад-Даракутни передал его в «аль-Афраде» с этой же цепочкой, после чего сказал: «Единственным его рассказчиком был аль-Вази. Богословы единодушно считали его слабым, а его хадисы – неприемлемыми (منكر الحديث)»».

В адрес этого человека есть и более суровая критика. Ибн Маин и ан-Насаи назвали его не заслуживающим доверия (ليس بثقة). Абу Хатим и целый ряд богословов считали его хадисы отвергаемыми (متروك الحديث). Аль-Хаким же сказал, что он рассказывал выдуманные хадисы [В книге «Силсилат аль-Ахадис ад-Даифа», проанализировав хадис Билала и предыдущий хадис, я пришел к следующему заключению: «Одним словом, этот хадис дошел до нас через две слабые цепочки, одна из которых хуже другой». Некоторые авторы не придали значения этой фразе и возвели на меня навет. Один из них сказал: «Совершенно ясно, что цепочки рассказчиков этих двух хадисов разные от начала до конца. Как же после этого можно называть их одним хадисом и оценивать их одинаково?! Поистине, одно только это уже свидетельствует о степени ошибки того, кто так считает». Пусть же читатель сам рассудит, справедливо ли такое утверждение. И надеюсь, читатель простит меня, если я приведу здесь слова Пророка, мир ему и благословение Аллаха: «В ранних пророчествах говорилось: если тебе не стыдно, то поступай, как пожелаешь!»].

Поэтому опираться на этот хадис, как это делали шейх аль-Каусари, шейх аль-Гимари в книге «Мисбах аз-Зуджаджа» (с. 56) и другие еретики, нельзя.

Должен сказать, что эти два хадиса не только являются слабыми, но и не указывают на то, что можно просить Аллаха ради творений. Их вполне можно отнести к одному из дозволенных способов приближения к Аллаху, о котором мы уже говорили выше. Речь идет о поиске близости посредством одного из качеств Всемогущего и Великого Аллаха, потому что молящийся просит Аллаха ответить на его мольбу ради того, что полагается тем, кто просит Его, и ради того, что полагается дороге, которую проходят люди, идущие на намаз. Что же должен Всевышний Аллах тем, кто просит Его? Несомненно, речь идет о принятии их мольбы. Аллах принимает мольбы Своих рабов, и это – одно из Его качеств. Что же касается людей, идущих в мечеть, то они заслуживают прощение Аллаха и Рай. Безусловно, прощение и милость Всевышнего Аллаха, а также позволение покорным рабам войти в Рай – все это качества Всеблагого и Всевышнего Господа.

Получается, что хадис, на который опираются еретики, в конце концов, обращается против них самих, и если его правильно понять, то он подтверждает нашу позицию. И мы восхваляем Аллаха за Его поддержку!

 

 

 

Хадис 3

Передают, что Абу Умама рассказывал: «Когда наступало утро и вечерело, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, читал следующую молитву: «О Боже, Ты – самый достойный из тех, кого поминают, и самый достойный из тех, кому поклоняются… Я прошу Тебя ради света Твоего Лика, который освещает небеса и землю, и ради всего, что полагается Тебе, и ради того, что полагается тем, кто просит Тебя…»».

Аль-Хейсами в книге «Маджма аз-Заваид» (1/117) сказал: «Этот хадис передал ат-Табарани, и среди его рассказчиков был Фаддал бин Джубейр. Он был слабым рассказчиком, и богословы были единодушны по этому поводу».

Я же считаю его очень слабым, потому что Ибн Хиббан обвинил его в передаче лживых хадисов. В частности, он сказал: «Этот пожилой человек заявлял, что слышал хадисы от Абу Умамы, но рассказывал от его имени хадисы, которых не рассказывал тот». Он же сказал: «Опираться на него нельзя ни в коем случае, потому что он рассказывал несуществующие хадисы». Ибн Ади в «аль-Камиле» (25/13) сказал, что все его хадисы не были правдивыми.

Поэтому я считаю, что этот хадис очень слабый, и опираться на него, как это делал автор книги «Мисбах аз-Зуджаджа» (с. 56), нельзя.

 

 

 

 

Хадис 4

Передают, что Анас бин Малик рассказывал: «Когда умерла Фатима бт. Асад бин Хашим, мать Али, да будет доволен ими обоими Аллах, он позвал Усаму бин Зейда, Абу Айюба аль-Ансари, Умара бин аль-Хаттаба и одного темнокожего раба, чтобы они вырыли могилу. Когда же они закончили работу, пришел посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он лег в нее и сказал: «О Аллах, Который оживляет и умерщвляет, а Сам живет вечно и не умирает! Прости мою мать Фатиму бт. Асад, и внуши ей то, что станет доводом в ее пользу, и сделай широким то место, откуда она войдет. Прошу Тебя ради того, что полагается Твоему пророку и тем пророкам, которые были до меня, ведь Ты – самый милосердный из милосердных…»».

Аль-Хейсами в книге «Маджма аз-Заваид» (9/257) сказал: «Ат-Табарани передал его в сборниках «Маджма аль-Кабир» и «Маджма аль-Аусат», и среди его рассказчиков был Рух бин Салах. Ибн Хиббан и аль-Хаким назвали его заслуживающим доверия, но он был слабым. Остальные же его рассказчики были рассказчиками хадисов, вошедших в «ас-Сахих»».

Через цепочку ат-Табарани этот же хадис передал Абу Нуейм в книге «Хильят аль-Аулийа» (3/121), и эта цепочка рассказчиков слабая, потому что единственным рассказчиком хадиса был Рух бин Салах. Об этом сообщил Абу Нуейм. Этого рассказчика считал слабым Ибн Ади. Ибн Йунус сказал, что от его имени рассказывали неприемлемые хадисы (المناكير). Ад-Даракутни считал его хадисы слабыми, а Ибн Макула сказал: «Его считали слабым рассказчиком». Ибн Ади после упоминания двух его хадисов сказал: «Он рассказывал много хадисов, некоторые из которых являются неприемлемыми».

Таким образом, хадисоведы были единодушны в том, что он был слабым рассказчиком, а поскольку этот хадис не рассказывал никто, кроме него, его можно назвать неприемлемым (المنكر).

Тем не менее, некоторые авторы считали этот хадис сильным, опираясь на мнение Ибн Хиббана и аль-Хакима, которые назвали Руха бин Салаха заслуживающим доверия. Однако их мнение не следует принимать во внимание в этом случае, потому что они оба были известны своей снисходительностью (التساهل) в оценке надежности рассказчиков. Хорошо известно, что в случае разногласий в этом вопросе их оценка не принимается во внимание, если даже основания для дискредитации (الجرح) неясные. И тем более, если эти основания на лицо, как в нашем конкретном случае. Я подробно разъяснил причины слабости этого хадиса в книге «Силсилат аль-Ахадис ад-Даифа» (23) и не хочу повторяться здесь в такой спешке. Хочу лишь добавить, что наши оппоненты, сославшись на этот хадис, сказали: «Шейх Насир [Имеется в виду автор книги Мухаммад Насир ад-Дин аль-Албани, да смилостивится над ним Аллах. – К.Э.] назвал хадис слабым, и мы требуем от него назвать хадисоведов, которые считали его слабым».

Это просто смешно! Мы уже назвали имена тех, кто считал слабыми хадисы Руха бин Салаха, которые не рассказывал никто, кроме него. Этот хадис мог бы стать сильным, если бы его пересказывали и другие рассказчики, однако Абу Нуейм сообщил, что этого не было. Он бы усилился и в том случае, если бы дошел до нас через другую цепочку рассказчиков, но и этого не было!

Они также сказали: «Если даже мы допустим, что он является слабым, его недостатки все равно настолько незначительны, что не мешают нам поступать в соответствии с ним, потому что хадисоведы и законоведы разрешали опираться на слабые хадисы о прельщении и устрашении, если их недостатки были незначительны».

Я же говорю, что в этом хадисе ничего не говорится о прельщении и устрашении (الترغيب والترهيب). В нем также не разъясняется польза какого-либо поступка, узаконенного шариатом. Напротив, он касается вопроса, законность которого вызывает сомнения, и в случае достоверности этого сообщения на его основании может быть сформулирован религиозный закон. Вы, в частности, ссылаются на него, чтобы доказать законность сомнительного способа приближения к Аллаху. И если вы признаёте его слабость, то вы уже не можете руководствоваться им. Полагаю, ни один благоразумный человек не согласится с тем, что в этом хадисе есть доля прельщения и устрашения (الترغيب والترهيب). Пойдет на такое только тот, кто не желает смиряться перед истиной и говорит то, чего не скажет ни один сознательный человек.

 

 

 

Хадис 5

Передают, что Умейя бин ‘Абдуллах бин Халид бин Усейд рассказывал: «Посланник Аллаха просил помочь ему ради [Богословы разошлись во мнениях по поводу правильного понимания этого хадиса, потому что предлог (ب) может означать «ради», а может означать «посредством». – К.Э.] бедных мухаджиров».

Наши оппоненты полагают, что из этого хадиса следует, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, просил Всевышнего Аллаха помочь ему ради бедных и беспомощных мухаджиров. По их мнению, это и есть тот самый способ приближения к Аллаху, который вызвал столько споров. Возразить же им можно двумя способами.

Во-первых, этот хадис слабый. Его передал ат-Табарани в сборнике «аль-Муджам аль-Кабир» (1/81/2), сказав: «Мухаммад бин Исхак бин Рахавейх рассказал нам, что его отец рассказал им, что Иса бин Йунус рассказал им, что его отец рассказал ему от имени его отца, от Умеййи…

‘Абдуллах бин Мухаммад бин ‘Абд аль-Азиз аль-Багави рассказал нам от имени Убейдуллаха бин Умара аль-Каварири, что Йахья бин Саид рассказал им от имени Суфьяна, от Абу Исхака, от Умеййи бин Халида…»

Он же передал через Кейса бин ар-Рабиа, от Абу Исхака, от аль-Мухаллаба бин Абу Суфры, от Умейи бин Халида, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, «начиная сражение, просил помочь ему ради бедных мусульман».

Должен отметить, что все версии хадиса сходятся на Умейе бин Халиде, хотя у нас нет доказательств того, что он был сподвижником. Следовательно, хадис этот является отосланным (المرسل) и слабым.

Ибн ‘Абд аль-Барр в «аль-Истиабе» (1/38) сказал: «По моим сведениям, он не был сподвижником, и этот хадис является отосланным». Аль-Хафиз Ибн Хаджар в «аль-Исабе» (1/133) сказал: «Он не был сподвижником и не слышал хадисов».

Хочу сказать, что у этого хадиса есть и другой скрытый недостаток. Дело в том, что Абу Исхак запутался [Имеется в виду, что в одном случае он рассказывал хадис непосредственно от имени Умейи бин Халида, а в другом – от аль-Мухаллаба бин Абу Суфры, от Умейи бин Халида. В терминологии науки о хадисах это называется «путаницей» (الاختلاط).] и пересказывал хадис не со слов рассказчика (التحديث), а от его имени (العنعنة). Это можно считать недостатком, потому что Абу Исхак был фальсификатором (المدلس), если только Суфьян не слышал этот хадис от него до того, как он запутался. Но и в этом случае сохраняется один из скрытых недостатков – то, что он рассказал хадис не со слов рассказчика, а от его имени (العنعنة).

Следовательно, этот хадис является слабым и не может служить основанием для вынесения решения. Это – первое из двух возражений.

Во-вторых, если бы даже этот хадис был достоверен, он все равно указывал бы только на законность приближения к Аллаху посредством мольбы праведного человека. Таким же образом мы понимаем хадисы об Умаре и о слепом мужчине. Аль-Манави в книге «Файд аль-Кадир» писал: «Глагол (استفتح) здесь означает «начинать сражение», поскольку об этом речь идет в словах Всевышнего: «Если вы (неверующие) просили вынести приговор [Арабский глагол (استفتح) используется в значениях «начинать», «делать почин», «просить помощь», «просить открыть», «просить вынести приговор». Ниспослан же был этот аят по поводу слов, которыми Абу Джахль начал битву при Бадре. Передают, что ‘Абдуллах бин Саалаба рассказывал: «Битву при Бадре начал Абу Джахль, сказав: «О Боже, он заставил нас порвать родственные связи и принес нам то, чего мы не знаем. Погуби же его этим утром!» И тогда Аллах ниспослал аят: «Если вы (неверующие) просили вынести приговор, то приговор уже явился к вам» (8:19). Этот хадис передали Ибн Джарир, аль-Хаким и другие, причем аль-Хаким назвал его достоверным согласно требованиям аль-Бухари и Муслима, и с этим согласился аз-Захаби. – К.Э.], то приговор уже явился к вам» (аль-Анфаль, 19). Об этом упомянул аз-Замахшари. Слова (استنصر بصعاليك المسلمين) означают «просить помощь посредством бедных мусульман», т.е. посредством мольбы бедняков, не имеющих имущества».

Такое толкование опирается на хадис Пророка, мир ему и благословение Аллаха, переданный ан-Насаи (2/15), в котором говорится: «Поистине, эта община одерживает победу благодаря слабым мусульманам – благодаря их мольбам, их намазам и их искренности». Цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна, и его суть передал аль-Бухари в «ас-Сахихе» (6/67). Из него ясно следует, что помощь приходит благодаря мольбам праведников, а не ради них или ради их высокого положения.

Это разъяснение подтверждается упомянутой выше версией Кейса бин ар-Рабиа, в которой говорится, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, «начиная сражение, просил помочь ему…» Таким образом, вымаливать помощь посредством праведников можно только посредством их мольбы, намазов и искренности. Следовательно, этот хадис, будь он достоверен, свидетельствовал бы в пользу одного из дозволенных способов приближения к Аллаху и против еретического способа поиска близости к Нему посредством кого-либо из творений. И хвала Аллаху за это!

 

 

 

 

Хадис 6

Передают от имени Умара бин аль-Хаттаба, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Когда Адам совершил свой грех, он сказал: «Господи, прости меня ради того, что полагается Мухаммаду!» Господь спросил: «Как ты узнал о Мухаммаде, если Я еще не сотворил его?» Он ответил: «Господи, когда Ты сотворил меня Своей Рукой и вдохнул в меня от духа Твоего, я поднял голову и увидел на ножках Трона надпись: «Нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад – посланник Аллаха». Я догадался, что вместе с Твоим именем Ты упомянешь имя только самого любимого из творений». Тогда Аллах сказал: «Я простил тебя, и если бы не Мухаммад, то Я вообще не сотворил бы тебя»».

Этот хадис передал аль-Хаким в «аль-Мустадраке» (2/615), через Абу аль-Хариса ‘Абдуллаха бин Муслима аль-Фахри, который рассказал, что Исмаил бин Маслама рассказал им, что ‘Абд ар-Рахман бин Зейд бин Аслам сообщил им от имени его отца, от его деда, от Умара бин аль-Хаттаба. После этого хадиса он сказал: «Цепочка его рассказчиков достоверна, и это – первый хадис ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда бин Аслама, приведенный в этой книге».

Комментируя его слова, аз-Захаби сказал: «Напротив, этот хадис выдуманный, ‘Абд ар-Рахман этот – слабый рассказчик, а ‘Абдуллаха бин Муслима аль-Фахри я вообще не знаю».

От себя скажу, что аль-Хаким в «аль-Мустадраке» опроверг самого себя. Он привел еще один хадис ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда (3/332), но не назвал его достоверным, а сказал: «Аль-Бухари и Муслим не опирались на хадисы ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда»!

Что же касается ‘Абдуллаха бин Муслима аль-Фахри, то аз-Захаби упомянул о нем еще раз в «аль-Мизане». Там он процитировал этот хадис и назвал его лживым.

Такую же оценку ему дал аль-Хафиз Ибн Хаджар в «аль-Лисане» (3/360), после чего он сказал по поводу аль-Фахри: «Не исключаю, что он и предыдущий рассказчик – одно и то же лицо, потому что оба они – из одного поколения».

Добавлю, что предыдущим рассказчиком был ‘Абдуллах бин Муслим бин Рушейд. Аль-Хафиз Ибн Хаджар сказал о нем следующее: «Ибн Хиббан обвинил его в измышлении хадисов. Он выдумывал хадисы от имени Лейса, Малика, Ибн Лухейи, и в книгах нет места его хадисам. Он же рассказывал о некой книге Ибн Хадабы, которая, вероятно, была сфабрикована».

Этот же хадис передал ат-Табарани в книге «аль-Муджам ас-Сагир» (с. 207), сказав: «Мухаммад бин Дауд бин Аслам ас-Садфи аль-Мысри рассказал нам, что Ахмад бин Саид аль-Мадани аль-Фахри рассказал им, что ‘Абдуллах бин Исмаил аль-Мадани рассказал им от имени ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда бин Аслама…»

Эта цепочка рассказчиков темная, потому что все, кроме ‘Абд ар-Рахмана, являются неизвестными людьми. Об этом сообщил аль-Хафиз аль-Хейсами в книге «Маджма аз-Заваид» (8/253): «Его передал ат-Табарани в «аль-Аусате» и «ас-Сагире», и среди его рассказчиков были такие, которых я вообще не знаю».

Должен сказать, что такая оценка неполноценна. Неосведомленный человек может подумать, что среди рассказчиков хадиса вообще нет таких, которые были дискредитированы. Однако это не так, потому что во всех его версиях встречается имя ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда бин Аслама. Аль-Бейхаки даже сказал: «Он был единственным рассказчиком этого хадиса». Его же обвинили в измышлении хадисов. Кстати, сделал это не кто иной, как аль-Хаким. И поэтому богословы упрекнули его за то, что он назвал хадис достоверным, и отнесли это к его ошибкам и противоречивым заявлениям.

Шейх-уль-ислам Ибн Теймийя, «унаследовавший знания сподвижников, их последователей и имамов, с которых полагается брать пример» [Эти слова из предисловия к книге «аль-Каида аль-Джалила» принадлежат выдающемуся богослову, шейху Мухибб ад-Дину аль-Хатыбу.], сказал: «Аль-Хакима упрекнули за то, что он передал этот хадис, потому что в другой своей книге «аль-Мадхал иля Маарифат ас-Сахих мин ас-Саким» он сказал: «‘Абд ар-Рахман бин Зейд бин Аслам рассказывал от имени своего отца выдуманные хадисы. Каждому знающему человеку, если он задумается над ними, станет ясно, что виновен в этом именно он» [Высказывания аль-Хакима и Ибн Хиббана по этому поводу также передали хафиз Ибн ‘Абд аль-Хади в книге «ас-Сарим аль-Манки» (с. 29) и хафиз Ибн Хаджар в «ат-Тахзибе».]. От себя скажу, что ‘Абд ар-Рахман бин Зейд бин Аслам был слабым рассказчиком, согласно единому мнению хадисоведов, и часто ошибался [Эта оценка шейх-уль-ислама Ибн Теймийи является критикой в адрес рассказчика. Она похожа на оценку, данную хафизом Ибн Хаджаром рассказчику по имени Атийя аль-Ауфи, о котором мы говорили ранее.]. Его назвали слабым Ахмад бин Ханбал, Абу Зура, Абу Хатим, ан-Насаи, ад-Даракутни и др. Ибн Хиббан же сказал: «Он путал сообщения неосознанно, но делал это часто, и от него появились восходящие версии отосланных и прерванных хадисов. Поэтому он заслуживает, чтобы его хадисы не принимались».

Что же касается аль-Хакима, который назвал достоверными этот и другие подобные хадисы, то выдающиеся хадисоведы упрекнули его за это. Они говорили, что аль-Хаким называет достоверными хадисы, которые знатоки хадисов считают выдуманными и лживыми. По этой причине богословы не опираются на голословную оценку аль-Хакима, если он называет хадис достоверным» [Ибн Теймийя, «аль-Каида аль-Джалила», с. 89.].

Добавлю к сказанному, что аль-Хаким упомянул об ‘Абд ар-Рахмане бин Зейде бин Асламе в книге о слабых рассказчиках, названной шейхом Ибн ‘Абд аль-Хади «ад-Дуафа». В концовке этой книги аль-Хаким сказал: «Всех перечисленных тут рассказчиков я считаю дискредитированными. Никого нельзя дискредитировать, не имея на то доказательств, и если кто-либо попросит меня привести эти доказательства, я сделаю это. Поистине, я считаю, что никого нельзя дискредитировать, полагаясь на чужие суждения. И я советую тем, кто занимается этим делом, не записывать хадисы тех, чьи имена я здесь перечислил. На тех же, кто пересказывает их хадисы, распространяются слова Пророка, мир ему и благословение Аллаха: «Кто рассказывает то, что он считает ложью, сам является одним из лжецов»» [Этот хадис передали Муслим (1/7) и Ибн Хиббан в «ас-Сахихе» (1/27) со слов Самуры бин Джундуба. Его же передал Муслим со слов аль-Мугиры бин Шубы. Он же назвал его известным.].

Если поразмыслить над этим и предыдущим высказываниями аль-Хакима, то станет ясно, что он сам считал хадисы ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда выдуманными, и что рассказывать их, зная о недостатках ‘Абд ар-Рахмана, станет только лжец.

И если проанализировать слова Ибн Теймийи, аз-Захаби и аль-Аскалани, станет ясно, что они были единодушны по поводу лживости этого хадиса. С этим их мнением согласились многие последующие исследователи, в частности – аль-Хафиз Ибн ‘Абд аль-Хади, о чем мы еще поговорим. Все они единодушно считали этот хадис выдуманным, и никому из тех, кто уверовал в Аллаха и в Последний День, после них не дозволено повторять первое мнение аль-Хакима. Тем более что в другом своем высказывании он посоветовал тем, кто ищет знания, даже не записывать хадисы ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда. Более того, как уже было отмечено, он назвал тех, кто не следует этому совету, лжецами.

 

 

Примечание

Некоторые шейхи заявили, что оценка шейха Насира, назвавшего хадис лживым и выдуманным, неправильная, потому что он опирался на мнение аз-Захаби, который считал этот хадис выдуманным. Должен сказать, что это заявление само является неправильным, так как с мнением аз-Захаби, как уже было отмечено, согласились выдающиеся хадисоведы.

Они также сказали: «Аз-Захаби опирался на то, что в цепочке рассказчиков аль-Хакима был человек, которого обвиняли в измышлении хадисов». Эти слова тоже не верны, потому что этим человеком был ‘Абдуллах бин Муслим аль-Фахри. Аз-Захаби не знал его, но не обвинял его в измышлении хадисов. Ранее мы уже цитировали его слова по этому поводу. Не думаю, что это не было известно нашим оппонентам. Скорее, они просто не хотели обращать на это внимание из-за своего пристрастия. По этой же причине они с легкостью сказали: «Но этот хадис дошел и через другую цепочку, в которой нет того, кто был обвинен в измышлении хадисов. Самым большим недостатком этой версии является то, что среди ее рассказчиков есть и такой, который был неизвестен хадисоведам».

Нет, в ней сразу три неизвестных рассказчика. И если наши оппоненты не знают этого, почему они просто не повторили слова аль-Хейсами: «…и среди его рассказчиков были такие, которых я вообще не знаю»? Тем более что они так любят слепо подражать другим!

А не сделали они этого по той причине, что из слов аль-Хейсами однозначно следует, что этих неизвестных рассказчиков было сразу несколько, в то время как из их слов нельзя однозначно прийти к такому заключению. Более того, обычно так говорят, когда в цепочке есть один неизвестный рассказчик или же более того. Поэтому своими словами они просто хотели ввести в заблуждение читателей. Пусть же Аллах не лишает нас своей поддержки!

В дополнение к этому наши оппоненты сказали: «Другим ее рассказчиком был ‘Абд ар-Рахман бин Зейд. Согласно наиболее предпочтительному мнению, аль-Хафиз Ибн Хаджар отнес его к числу тех рассказчиков, которых некоторые назвали слабыми. Как известно, такая оценка указывает на самую незначительную слабость».

От себя добавлю, что все остальные хадисоведы, согласно наиболее предпочтительному мнению, называли его гораздо более слабым рассказчиком. Более того, как сказал Абу Нуейм, «он рассказывал от имени своего отца выдуманные хадисы». Ранее мы уже упомянули, что такую же оценку ему дал аль-Хаким. И это при том, что аль-Хаким и Абу Нуейм известны своей снисходительностью (التساهل) в оценке надежности рассказчиков, и если они дискредитировали ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда, то это значит, что у них были для этого веские доказательства. Поэтому мы должны признать, что хадисоведы единодушно считали ‘Абд ар-Рахмана слабым рассказчиком, о чем недвусмысленно заявил шейх-уль-ислам Ибн Теймийя, да смилостивится над ним Аллах. Более того, Али бин аль-Мадини, Ибн Саад и некоторые другие отнесли его к разряду очень слабых. Ат-Тахави же сказал: «Богословы считают его хадисы в высшей степени слабыми». Следовательно, ‘Абд ар-Рахман бин Зейд был издавна известен, как очень слабый, если не сказать лживый, рассказчик. Что же побудило наших оппонентов не прислушаться к этим дополняющим одно другое критическим высказываниям и ухватиться за слова Ибн Хаджара о том, что он был «слабым»?! Осмелюсь предположить, что сам аль-Хафиз Ибн Хадждар или же кто-либо из переписчиков рядом со словом «слабый» просто позабыл дописать «очень». Как бы там ни было, они могут ссылаться на это мнение аль-Хафиза Ибн Хаджара, но это не принесет им никакой пользы, поскольку сам аль-Хафиз, как мы уже отметили, в книге «аль-Лисан» назвал этот хадис лживым! Все это можно отнести к многочисленным доказательствам того, что наши оппоненты не ищут истину, а лишь потакают своим желаниям. В противном случае они ухватились бы за другое мнение Ибн Хаджара, совпадающее с оценкой аз-Захаби и других исследователей. Если бы они были справедливы, то не назвали бы ‘Абд ар-Рахмана, вопреки словам аз-Захаби, единственным слабым рассказчиком в этом хадисе, вводя в заблуждение читателей. Поистине, они представили дело так, что богословы разошлись во мнениях по поводу этого хадиса, построив свое суждение на основании высказывания одного из хадисоведов об одном из его рассказчиков! Посмотрите, что они сказали после всего этого: «Такие предания хадисоведы не относят к выдуманным или очень слабым хадисам. Напротив, они относятся к разряду хадисов, которыми можно руководствоваться, если речь идет о превосходстве тех или иных благодеяний».

Такая оценка неприемлема по двум причинам. Во-первых, она основывается на том, что ‘Абд ар-Рахман был просто слабым рассказчиком, а это не так. Ранее мы уже отметили, что он был очень слабым. Ниже мы приведем еще одно недвусмысленное изречение по этому поводу, принадлежащее одному из критиков в области хадисоведения.

Во-вторых, она противоречит мнению аль-Хафиза Ибн Хаджара и других хадисоведов, назвавших этот хадис лживым. И об этом мы тоже уже говорили. Как же они могут не соглашаться с мнением этих ученых, тем более что один из них признал, что «не имеет качеств, необходимых для оценки слабости или достоверности хадисов» [«ат-Такиб аль-Хасис», с. 21.]. Очевидно, он сделал это из скромности! Иначе как объяснить то, что они позволили себе самостоятельно принимать решения, противоречащие мнениям таких выдающихся хадисоведов и критиков?! Наше мнение по поводу этого автора подтверждается и тем, что далее он сказал: «Мы разделяем мнение тех, кто не считает этот хадис выдуманным, в частности – аль-Хакима и аль-Хафиза ас-Сабки. Мы не обязаны критиковать мнение аль-Хафиза аз-Захаби по этому поводу – мы лишь считаем, что два вышеуказанных хадисоведа в этом вопросе были ближе к истине».

Совершенно очевидно, что такими словами автор хотел скрыть истину и ввести в заблуждение читателей. Дело в том, что аль-Хаким в «аль-Мустадраке» назвал этот хадис достоверным, а ас-Сабки последовал его примеру, о чем писал аль-Хафиз Ибн ‘Абд аль-Хади. В своей книге «аль-Сарим аль-Манки» (с. 32) он опроверг их точку зрения и сказал: «Я удивляюсь, как аль-Хаким мог назвать этот хадис достоверным, тогда как это совершенно не так. Цепочка рассказчиков его очень слабая, а некоторые имамы даже считали его выдуманным. Часть этой цепочки от аль-Хакима до ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда не только недостоверна, но и сфабрикована, что я разъясню позднее. Но если бы даже она была достоверна, она все равно была бы слабой, потому что в ней есть ‘Абд ар-Рахман. Аль-Хаким ошибся и дал оценку, которая полностью противоречит нескольким его высказываниям. В частности, в своей книге «ад-Дуафа» он упомянул ‘Абд ар-Рахмана в числе слабых рассказчиков».

Последующие слова аль-Хафиза Ибн ‘Абд аль-Хади мы уже процитировали на стр. ____. Далее он сказал: «Посмотри же, какую грубую ошибку совершил аль-Хаким, и как противоречивы его слова. А этот человек, лишенный Божьей поддержки, ухватился за ошибочное и противоречивое мнение аль-Хакима и слепо положился на него. «Называя этот хадис достоверным, мы опираемся на мнение аль-Хакима», – сказал он. А чуть раньше он заявил, что ему стало ясно, почему этот хадис является достоверным. Посмотри же, и да смилостивится над тобою Аллах, как человек лишился верного руководства и совершил грубую ошибку! Он ухватился за недостоверный и даже выдуманный хадис, назвав его достоверным и обосновав им свое суждение. Он слепо последовал примеру аль-Хакима, хотя тот допустил явную ошибку и дал оценку, противоречащую его собственным словам. И все это притом, что ему было прекрасно известно, что рассказчик хадиса был слабым, дискредитированным, и что о нем есть известные высказывания ученых».

Таким было мнение ас-Субки по поводу этого хадиса. Он повторил слова аль-Хакима и вслед за ним назвал хадис достоверным. Что же касается нашего оппонента, то его мнение отличается от этого, ведь он назвал этот хадис слабым – не достоверным, и не выдуманным. Таким образом, он и его последователи разошлись во мнениях как с аль-Хакимом и ас-Сабки, так и с выдающимися учеными мужьями, которые признали хадис выдуманным и лживым. Следовательно, они раскритиковали не только оценку аль-Хафиза аз-Захаби, но и всех тех, кто согласился и даже не согласился с ним! Пусть же благоразумные люди поразмыслят над тем, что становится с тем, кто потакает своим желаниям! Они не хотели критиковать мнение имама аз-Захаби, а получилось, что они грубо раскритиковали всех тех ученых, которых мы назвали!

Кстати, они допустили еще одну ошибку, которая хорошо ясна тем, кто обладает знаниями. Говоря о версии ат-Табарани, ранее уже упомянутой нами, они сказали: «Аз-Захаби не знал об этой версии. В противном случае он не сказал бы такое».

Эти слова лживы, потому что аз-Захаби назвал версию аль-Хакима выдуманной и лживой, потому что в ее цепочке был ‘Абд ар-Рахман бин Зейд и еще один неизвестный рассказчик. Об этом мы уже говорили в самом начале этого примечания. Что же касается версии ат-Табарани, то помимо этого ‘Абд ар-Рахмана в ней есть еще три неизвестных рассказчика. Как же после этого можно говорить, что аз-Захаби не дал бы такой оценки хадису, если бы знал о версии ат-Табарани?!

Господи, это – не что иное как явное противоречие и заблуждение или же полнейшее невежество. Мы же просим Тебя, Господи, смилостивиться над нами и провести нас прямым путем!

Таким образом, из всего сказанного уважаемым читателям стало ясно, что этот хадис имеет два недостатка. Первый из них заключается в том, что ‘Абд ар-Рахман бин Зейд бин Аслам был очень слабым рассказчиком. Второй же сводится к тому, что рассказчики хадиса до ‘Абд ар-Рахмана были неизвестными.

Я же считаю, что у этого хадиса есть еще один скрытый недостаток. Это – путаница, возникшая по причине ‘Абд ар-Рахмана или другого нижестоящего рассказчика. Дело в том, что некоторые версии хадиса восходят до Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и о них мы уже поговорили. Некоторые же его версии прерываются на Умаре и не восходят до Пророка, мир ему и благословение Аллаха. В таком виде этот хадис передал Абу Бакр аль-Аджири в книге «аш-Шариа» (с. 427) через ‘Абдуллаха бин Исмаила бин Абу Марьям, от ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда. Этого ‘Абдуллаха я тоже не знаю, и поэтому ни восходящая, ни прерванная версии хадиса не являются достоверными.

Другую версию этого хадиса аль-Аджири передал от имени ‘Абд ар-Рахмана бин Абу аз-Зинада, от его отца: «Аллах принял покаяние Адама, когда тот сказал: «О Боже, я прошу Тебя ради того, что Ты должен Мухаммаду…»» Этот хадис похож на краткое изложение предыдущего, и его цепочка является отосланной и прерванной. Более того, цепочка его рассказчиков до Ибн Абу аз-Зинада очень слабая. В частности, в ней упоминается Усман бин Халид, отец Абу Марвана аль-Усмани, который, по мнению ан-Насаи, не заслуживал доверия.

Исходя из сказанного, можно предположить, что корни этого хадиса уходят в «предания израильтян», которые просочились к мусульманам через людей Писания, обратившихся в ислам или не обратившихся. Или же мусульмане прочли об этом в их книгах, которым нельзя доверять, потому что они претерпели изменения и были искажены, что разъяснил в своих трудах шейх-уль-ислам Ибн Теймийя. Впоследствии же некоторые слабые рассказчики по ошибке или преднамеренно приписали эти истории Пророку, мир ему и благословение Аллаха.

 

Несоответствие этого хадиса Корану.

Мнение ученых о том, что этот хадис лживый и выдуманный, подтверждается двумя противоречиями, которые существуют между этим хадисом и Священным Кораном.

Во-первых, из него следует, что Всевышний Аллах простил Адама за то, что тот попросил его об этом ради Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха. Всемогущий и Великий Аллах же сказал по этому поводу: «Адам принял слова от своего Господа, и Он принял его покаяние. Воистину, Он – Принимающий покаяние, Милосердный» (аль-Бакъара, 37). Толкование этих «слов», дошедшее до нас от Ибн Аббаса, получившего прозвище «комментатор Корана», не совпадает с этим хадисом. Аль-Хаким (3/545) передал с его слов следующее: «Адам сказал: «Господи, разве Ты не сотворил меня Своей Рукой?» Аллах ответил: «Конечно, сотворил». Адам сказал: «Разве ты не вдохнул в меня от духа Твоего?» Аллах ответил: «Конечно, вдохнул». Он сказал: «Господи, разве ты не поселил меня в Твоем Раю?» Аллах сказал: «Конечно, поселил». Он сказал: «Разве милость твоя не опережает гнев Твой?» Аллах ответил: «Конечно, опережает». Он спросил: «Скажи, если я раскаюсь и стану поступать праведно, Ты вернешь меня в Рай?» Аллах ответил: «Конечно, верну». Об этом и были ниспосланы слова «Адам принял слова от своего Господа». Аль-Хаким назвал цепочку рассказчиков этого хадиса достоверной. Аз-Захаби согласился с этим, и я считаю, что они оба были правы.

Добавлю, что эти слова Ибн Аббаса имеют силу восходящего хадиса по двум причинам.

Во-первых, они касаются знания о сокровенном и не могут быть мнением самого Ибн Аббаса.

Во-вторых, они разъясняют смысл коранического аята, и такие сообщение имеют силу восходящих хадисов, о чем можно прочесть в соответствующей литературе. Тем более что это высказывание принадлежит имаму комментаторов Корана ‘Абдуллаху бин Аббасу, за которого помолился сам посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказав: «О Боже, сделай его сведущим в делах религии и научи его толкованию».

Существует мнение, что слова, которым Аллах научил Адама, упоминаются в другом кораническом аяте: «Они сказали: «Господь наш! Мы поступили несправедливо по отношению к себе, и если Ты не простишь нас и не смилостивишься над нами, то мы непременно окажемся одними из потерпевших урон» (аль-А’раф, 23). Этому мнению отдал предпочтение ас-Сеййид Рашид Рида в своем «ат-Тафсире» (1/279), хотя Ибн Касир назвал его слабым (1/81). Я же считаю, что между этими двумя мнениями нет противоречий. Напротив, одно из них дополняет другое. Хадис Ибн Аббаса не противоречит тому, что сказал Адам после того, как принял слова от своего Господа. Он лишь проливает дополнительный свет на эту историю, и – хвала Аллаху! – здесь нет никаких противоречий. Что же касается хадиса ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда, то он противоречит Корану и является лживым.

Во-вторых, в конце хадиса этого ‘Абд ар-Рахмана говорится: «…если бы не Мухаммад, то Я вообще не сотворил бы тебя». Этот важный вопрос касается мусульманского вероучения, которое опирается исключительно на тексты, не вызывающие сомнений, по поводу которых между богословами нет разногласий, или же на достоверные тексты, правдивость которых доказана. Эти убеждения обязательно находят отражение в Коране или в достоверной Сунне. Если же кто-либо предполагает, что какое-либо истинное убеждение не подтверждается священными текстами, поскольку они были утеряны, то он вступает в противоречие со словами Всеблагого и Всевышнего Аллаха: «Воистину, Мы ниспослали Напоминание, и Мы оберегаем его» (аль-Хиджр, 9). Напоминание (الذكر) в этом аяте включает в себя и Коран, и Сунну – мусульманский шариат целиком. Об этом писал Ибн Хазм в «аль-Ихкаме».

С другой стороны, Всеблагой и Всевышний Аллах поведал нам о том, ради чего были сотворены Адам и его потомство: «Я сотворил джиннов и людей только для того, чтобы они поклонялись Мне» (аз-Зарийат, 56). И если кто-либо заявляет о другой причине сотворения человека или дополняет эту причину какими-либо замечаниями, то он обязан подтвердить свои слова недвусмысленным достоверным текстом. В противном случае его слова не принимаются, как и этот лживый хадис. То же самое можно сказать о другом хадисе, который часто пересказывают люди: «Если бы не ты, если бы не ты, Я не сотворил бы небеса». Это сообщение выдуманное, об этом писал ас-Санани, и с ним согласился аш-Шаукани в книге «аль-Фаваид аль-Маджмуа фи аль-Ахадис аль-Маудуа» (с. 116). Любопытно, что лжепророк Мирза Гулам аль-Кадиани выкрал этот выдуманный хадис и заявил, что Аллах сказал ему: «Если бы не ты, Я не сотворил бы небеса»!! По этому рассказу можно узнать его последователей – кадианитов – здесь, в Дамаске, и в других местах, поскольку он приводится в книге их лжепророка под названием «Хакикат аль-Вахьй» (с. 99).

Но давайте вернемся к хадису ‘Абд ар-Рахмана бин Зейда и предположим, что он является просто слабым, как говорят наши оппоненты, вопреки мнению перечисленных нами богословов и знатоков хадисов. Даже в этом случае он не может служить основанием для законности сомнительного способа приближения к Аллаху, потому что поиск близости к Аллаху – это поклонение, и любое поклонение в худшем случае должно быть желательным (المستحب). Желательные предписания относятся к одному из пяти разрядов религиозных предписаний, которые могут опираться только на достоверные сообщения. Но если хадис был признан слабым, то он не может служить основанием для подобного суждения. Все это должно быть предельно ясно, если на то будет воля Аллаха Всевышнего.

 

 

 

 

Хадис 7

«Ищите близости посредством моего высокого положения, поскольку я занимаю перед Аллахом великое место». Некоторые пересказывают этот хадис в следующем виде: «Если просите Аллаха, то просите Его ради моего высокого положения, поскольку я занимаю перед Аллахом великое место».

Это сообщение лживое, и его нет ни в одном из сборников хадисов. Его пересказывают некоторые невежды, ничего не смыслящие в Сунне, что разъяснил шейх-уль-ислам Ибн Теймийя в книге «аль-Каида аль-Джалила» (с. 132, 150):

– Пророк, мир ему и благословение Аллаха, действительно занимает великое место перед Аллахом, превосходя в этом всех пророков и посланников. Однако положение творения перед Творцом отличается от положения одного творения перед другим. Поистине, никто не может заступиться за кого-либо другого перед Аллахом без Его позволения, а творения заступаются друг перед другом, не спрашивая позволения. И в этом случае они становятся сотоварищами в достижении результата, тогда как у Всевышнего Аллаха нет сотоварищей. Пречистый Господь сказал по этому поводу: «Скажи: «Призовите тех, кого вы считали богами наряду с Аллахом». Они не владеют даже мельчайшей частицей на небесах и на земле и не являются совладельцами чего-либо на них, и нет у Него среди них помощников. = Ничье заступничество перед Ним не принесет пользы, кроме тех, кому будет дозволено» (Саба, 22-23).

Следовательно, высокое место Пророка, мир ему и благословение Аллаха, перед его Господом не дает нам оснований искать близости к Аллаху посредством него, потому что заступничество Пророка, мир ему и благословение Аллаха, не зависит от него самого. Это станет ясно на следующем примере. Людям хорошо известно, что поясной и земной поклоны являются выражением особого почтения, и поэтому раньше они кланялись и падали ниц перед своими царями, правителями и просто перед уважаемыми людьми. Некоторые из них и сегодня продолжают поступать таким образом. Все мусульмане единодушны в том, что пророк Мухаммад, мир ему и благословение Аллаха, является самым почитаемым человеком и занимает самое высокое положение среди людей. Но скажите, разрешалось ли людям кланяться ему и падать ниц перед ним, когда он был жив, и разрешается ли это сейчас, когда он умер?

Поистине, если кто-либо разрешает поступать так, он обязан принести доказательства из шариата. Мы изучили этот вопрос и убедились в том, что поясные и земные поклоны можно совершать только перед Пречистым и Всевышним Аллахом. Пророк же, мир ему и благословение Аллаха, запретил людям кланяться друг другу или падать ниц друг перед другом. Более того, в Сунне имеются свидетельство того, что Пророку, мир ему и благословение Аллаха, не нравилось, когда люди встают друг перед другом. Следовательно, поступать так нельзя.

Но если мы запрещаем кланяться посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, разве кто-либо может сказать, что мы отрицаем его высокое положение и его превосходство? Нет и еще раз нет!

И разве кто-либо может сказать, что мы должны кланяться Посланнику, мир ему и благословение Аллаха, и падать ниц перед ним, только потому, что он занимает высокое положение? Конечно же, нет!

Из этого должно быть ясно, что нет никакой связи между высоким положением Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и между необходимостью искать близость к Аллаху посредством его высокого положения, пока не доказано, что поступать так велит шариат.

С другой стороны, высокое положение Пророка, мир ему и благословение Аллаха, обязывает нас следовать его путем и повиноваться ему и его Господу. Достоверно известно, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Я велел вам совершать все, что может приблизить к Аллаху, и ничего не пропустил» [Этот хадис передали аш-Шафии, ат-Табарани и др.]. И если посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не приказывал нам искать близости к Аллаху таким способом, и даже не считал это желательным поступком, то это не может считаться поклонением. И мы обязаны повиноваться ему и оставить в стороне свои желания, не позволяя им брать верх над нами. Мы не должны вносить в религию то, что к ней не относится, под предлогом нашей любви к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, потому что настоящая любовь выражается в следовании его примеру, а не в измышлении ереси. Всемогущий и Великий Аллах сказал по этому поводу: «Скажи: «Если вы любите Аллаха, то следуйте за мной, и тогда Аллах возлюбит вас и простит вам ваши грехи…» (Аль Имран, 31).

Об этом же сказал поэт:

 

تعصى الإله وأنت تظهر حبه              هذا لعمرك في القياس بديع

لـو كان حبك صـادقا لأتعـطه                 إن المحب لمن يحب مطيع

 

Ты ослушаешься Бога, но делаешь вид, что любишь Его.

Поистине, этому трудно найти сравнение.

Будь твоя любовь искренней, ты повиновался бы Ему,

Ведь тот, кто любит, повинуется своему возлюбленному.

 

 

 

 

 

Два слабых рассказа

 

 

Первый – рассказ о том, как люди просили ниспослать дождь ради Посланника, мир ему и благословение Аллаха, после его смерти.

После того упоминания слабых хадисов, в которых говорится о способах приближения к Аллаху, давайте вспомним другие рассказы, которые часто пересказывают те, которые разрешают искать близости к Аллаху таким еретическим способом. Давайте разъясним степень их достоверности и посмотрим, имеют ли они вообще отношение к обсуждаемой нами теме.

Аль-Хафиз Ибн Хаджар в книге «Фатх аль-Бари» писал: «Ибн Абу Шейба передал с достоверной цепочкой рассказчиков слова Абу Салиха ас-Симана, рассказанные им от имени Малик ад-Дара (казначея Умара): «Во времена Умара началась засуха, и один мужчина пришел к могиле Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и сказал: «О посланник Аллаха, попроси дождя для твоих последователей, ведь они вот-вот погибнут». Потом этот мужчина увидел сон, и ему было сказано: «Ступай к Умару…» Сейф в книге «аль-Футух» сообщил, что мужчиной, который увидел сон, был сподвижник по имени Билал бин аль-Харис аль-Музани» [Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», 2/397.].

Прокомментировать эту историю можно следующим образом.

Во-первых, достоверность ее не доказана, потому что нам ничего не известно о справедливости [Под справедливостью рассказчика подразумевается то, что он был разумным совершеннолетним мусульманином и не был нечестивцем или непорядочным человеком. – К.Э.] (العدالة) и точности [Под точностью рассказчика понимается то, что он абсолютно точно запоминал или записывал хадисы. Точность и справедливость являются двумя качествами, которыми обязаны обладать рассказчики достоверных хадисов. – К.Э.] (الضبط) Малика ад-Дара. Как известно из терминологии науки о хадисах, эти два условия являются главными требованиями к любой достоверной цепочке рассказчиков. Ибн Абу Хатим упомянул Малика ад-Дара в своей книге «аль-Джарх ва ат-Тадил» (4/1-213) и не назвал никого, кто пересказывал хадисы от его имени, кроме этого Абу Салиха. Это значит, что он был неизвестным рассказчиком. И это подтверждается тем, что Ибн Абу Хатим, несмотря на свою прекрасную память и широкие познания, не назвал Малика ад-Дара заслуживающим доверия. И поэтому для нас он остается неизвестным рассказчиком, причем это нисколько не противоречит словам аль-Хафиза Ибн Хаджара о том, что слова Абу Салиха переданы через достоверную цепочку рассказчиков. Такая формулировка не означает, что цепочка хадиса целиком является достоверной. Напротив, достоверной аль-Хафиз назвал цепочку рассказчиков до Абу Салиха. Иначе он начал бы эту цепочку не Абу Салихом, а непосредственно Маликом ад-Даром. Однако он поступил так сознательно, чтобы указать на то, что это заслуживает внимание. Богословы поступают так в силу некоторых причин, в частности, если они не располагают сведениями об одном или нескольких рассказчиках. В этом случае они не позволяют себе опустить цепочку целиком, потому что это подразумевает достоверность этой цепочки, особенно, если богослов строит на ней свое суждение. И поэтому они упоминают имена тех рассказчиков, которые вызывают у них сомнение. Таким же образом поступил аль-Хафиз Ибн Хаджар, да смилостивится над ним Аллах. Он словно намекнул на то, что Абу Салих ас-Симан был единственным, кто рассказывал эту историю от Малика ад-Дара, о чем, как мы уже отметили, недвусмысленно заявил Ибн Абу Хатим. Тем самым он хотел подчеркнуть, что надежность Малика нужно проверить, или же указать на то, что он был неизвестным рассказчиком. А лучше всего об этом известно Аллаху!

Эти тонкости науки о хадисах известны только тем, кто занимается ею. Моя точка зрения подтверждается и тем, что аль-Хафиз аль-Мунзири в книге «ат-Таргиб» (2/41-42) привел другую версию этой истории, рассказанную Маликом ад-Даром от имени Умара. Он сказал: «Этот хадис передал ат-Табарани в книге «аль-Муджам аль-Кабир», и его рассказчики до Малика ад-Дара были известными людьми, заслуживающими доверия. Что же касается Малика ад-Дара, то я ничего не знаю о нем». Таким же образом о нем высказался аль-Хейсами в книге «Маджма аз-Заваид» (3/125).

Эта тонкость осталась незамеченной автором книги «ат-Тавассул ила Хакикат ат-Тавассул» (с. 241), который сделал поспешный вывод из слов аль-Хафиза Ибн Хаджара и назвал хадис достоверным. Он пересказал историю без цепочки рассказчиков и положился на то, что у хадиса есть и другая версия, в которой этот мужчина назван Билалем бин аль-Харисом. Он решил, что вполне достаточно того, что ее рассказчиком был Сейф, который был известен знатокам хадисов.

Однако это ничего не меняет, потому что сама эта история остается слабой, ведь ее рассказчиком был Малик ад-Дар, о котором нам ничего не известно.

Во-вторых, эта история противоречит шариатскому предписанию совершать особый намаз, моля Аллаха о ниспослании дождя. По этому поводу до нас дошло много хадисов, и это мнение разделяло большинство имамов. Более того, эта история противоречит кораническому аяту, предписывающему в таких случаях молиться Аллаху и просить у Него прощение. Всевышний сказал: «Я говорил: «Просите у вашего Господа прощения, ведь Он – Всепрощающий. Он ниспошлет вам с неба обильные дожди» (Нух, 10-11). Именно так поступил Умар бин аль-Хаттаб, когда попросил Аллаха ниспослать дождь и воспользовался посредничеством аль-Аббаса. Таким же образом поступали наши праведные предшественники. Всякий раз, когда начиналась засуха, они совершали намаз и взывали к Аллаху. И нет ни одного сообщения о том, что кто-либо из них приходил к могиле Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и просил его помолиться о ниспослании дождя. Поистине, если бы это было дозволено, они непременно поступили бы так, хотя бы один раз. Однако они никогда не делали этого, что указывает на то, что в этой истории говорится о недозволенном поступке.

В-третьих, если бы даже эта история была достоверна, она все равно бы ничего не значила, потому что в ее основе лежит поступок некоего мужчины, имя которого не называется. Версия Сейфа, в которой этот мужчина назван Билалом бин аль-Харисом, ровным счетом ничего не меняет, так как Сейф бин Умар ат-Тамими был единодушно признан слабым рассказчиком. Ибн Хиббан даже сказал: «Он рассказывает выдуманные хадисы от имени правдивых рассказчиков, и богословы говорили, что он выдумывает хадисы». Сообщения таких рассказчиков не принимаются, тем более, если они противоречат другим текстам.

 

Примечание

Сейф бин Умар часто упоминается в трудах по истории Ибн Джарира, Ибн Касира и других авторов. Поэтому те, кто изучает историю, должны не упускать из вида это обстоятельство, чтобы не принять ненадежное сообщение за достоверное.

То же самое можно сказать о Луте бин Йахье Абу Михнафе. Аз-Захаби сказал о нем в «аль-Мизане»: «Рассказчик историй и пропащий человек, который не заслуживает доверия. Абу Хатим и другие богословы отвергали его. Ад-Даракутни назвал его слабым. Йахья бин Маин назвал его не заслуживающим доверия. Ибн Ади сказал, что он был пропавшим шиитом и пересказывал их истории».

То же самое относится и к Мухаммаду бин Умару, известному как аль-Вакиди. Он был учителем Ибн Саада, автора книги «ат-Табакат», и поэтому он часто пересказывает его хадисы. Именно его сообщение ввели в заблуждение шейха аль-Бути, который в своей книге «Фикх ас-Сира» часто ссылается на его рассказы, несмотря на то, что в предисловии к своей книге он обязался ссылаться только на достоверные истории о жизни Пророка, мир ему и благословение Аллаха! Хадисы этого аль-Вакиди отвергались (متروك الحديث) богословами, о чем писали многие хадисоведы. Поэтому в отношении этих рассказчиков надо быть внимательным.

В-четвертых, между поиском близости к Аллаху посредством самого Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и обращением к нему с просьбой, есть разница. В этой истории мужчина не искал близости к Аллаху посредством Пророка, мир ему и благословение Аллаха, а обратился с просьбой непосредственно к нему. Он попросил его помолиться за его общину, и это – отдельная тема, к которой все предыдущие хадисы не относятся. Никто из наших праведных предшественников не разрешал обращаться с просьбами или мольбами к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, после его кончины. Шейх-уль-ислам Ибн Теймийя в книге «аль-Каида аль-Джалила» (с. 19-20) сказал:

– Ни один посланник, будь то пророк Мухаммад, мир ему и благословение Аллаха, или кто-либо из предыдущих пророков, не разрешал людям взывать к ангелам, пророкам и праведникам или просить их о заступничестве. Взывать к ним нельзя, если они уже умерли или отсутствуют рядом. Поэтому никто не должен говорить: «О ангелы Аллаха, заступитесь за меня перед Аллахом и попросите Его оказать нам помощь, наделить нас уделом и наставить нас на прямой путь». Никто не должен обращаться к умершим пророкам и праведникам со словами: «О пророк Аллаха! О угодник [В оригинале «посланник Аллаха».] Божий! Помолись Аллаху за меня и попроси Его простить меня» … Нельзя говорить: «Я жалуюсь тебе на свои грехи, на худой удел и на обиды моих врагов! Я жалуюсь тебе на своего обидчика». И нельзя говорить: «Я остановился возле тебя, и я – твой гость и твой сосед. Ты же покровительствуешь тем, кто ищет твое покровительство». Нельзя вешать на могилах бумажки с надписями: «Я прошу такого-то защитить меня». Нельзя записывать свои просьбы к усопшим пророкам и праведникам и относить их к лицам, занимающимся такой ересью. Так поступают христиане в своих церквях и еретики среди мусульман, которые проводят время возле могил пророков и праведников. Это – неотъемлемая часть исламской религии, и сообщения по этому поводу не вызывают никаких сомнений (النقل المتواتر). Мусульмане единодушны в том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не разрешал своим последователям поступать так, и предыдущие пророки тоже не устанавливали таких предписаний. Так не поступали ни сподвижники, ни их верные последователи. Такое поведение не одобрял ни один из мусульманских имамов – ни четыре имама [Имеются в виду имамы-эпонимы четырех религиозно-правовых школ в исламе – мазхабов. Это – Абу Ханифа ан-Нуман бин Сабит (ум. 150 г.х.), Малик бин Анас (ум. 179 г.х.), Мухаммад бин Идрис аш-Шафии (ум. 204 г.х.), Имам Ахмад бин Ханбал (ум. 241 г.х.). – К.Э.], ни кто-либо другой. Кроме того, ни один из имамов не говорил, что во время хаджа или в другое время мусульманам следует встать возле могилы Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и попросить его заступиться за мусульман или помолиться за его общину. Никто из них не разрешал жаловаться ему на те несчастья и трудности, которые постигают мусульман в их мирской и духовной жизни. После смерти Пророка, мир ему и благословение Аллаха, сподвижникам пришлось пройти через разные испытания. Они пережили годы засухи и нищеты, сталкивались с опасными и сильными противниками, оказывались перед лицом грехов и ослушания. Но никто из них не приходил к могилам пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, или Божьего возлюбленного Ибрахима, или любого другого пророка, и не говорил: «Мы сетуем на засуху, или на сильного противника, или на свои многочисленные грехи. Попроси Аллаха одарить богатством нас и всех твоих последователей, помочь нам и простить наши грехи». Эти и им подобные поступки являются ересью, которую не одобрял ни один из мусульманских имамов. Богословы единодушны в том, что такое поведение не является ни обязательным, ни желательным, ведь ни один еретический поступок не может носить обязательный или желательный характер. Поэтому это – скверная ересь [Эти слова шейх-уль-ислама Ибн Теймийи можно трактовать по-разному. Возможно, он говорил со своими оппонентами, опираясь на их собственные убеждения. Известно, что они разделяли религиозные новшества на пять категорий, в том числе – на обязательные и желательные. Возможно также, что он использовал слово «ересь» (البدعة) в его лексическом значении. В этом случае он имел в виду то, что произошло после Пророка, мир ему и благословение Аллаха, но подтверждается шариатскими доводами. Я говорю это, потому что хорошо известно, что Ибн Теймийя не разделял ересь на хорошую и скверную, а считал всякую ересь заблуждением. Это подтверждается и концовкой этой цитаты.] и заблуждение, и богословы единодушны по этому поводу.

Если кто-либо называет некоторые новшества хорошими, то таковыми можно считать только те желательные предписания, которые подтверждаются шариатскими доводами. Если же тот или иной поступок не является обязательным или желательным, то ни один мусульманин не должен относить его к благодеяниям, посредством которых можно приблизиться к Аллаху. И если кто-либо пытается приблизиться к Нему посредством поступков, которые не были приказано совершать, которые не является обязательными или желательными, то он является заблудшим и следует по стопам сатаны. А избранный им путь – это один из путей сатаны. ‘Абдуллах бин Мас’уд, да будет доволен им Аллах, рассказывал по этому поводу: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, начертил для нас черту и начертил несколько черточек справа и слева от нее. Затем он сказал: «Это – путь Аллаха, а это – иные пути, на каждом из которых есть дьявол, призывающий туда». После этого он прочел: «Таков Мой прямой путь. Следуйте по нему и не следуйте другими путями, поскольку они собьют вас с Его пути» (аль-Анам, 53)».

От себя добавлю, что некоторые поздние мусульмане допускают такую явную ошибку потому, что сравнивают жизнь пророков в барзахе [Барзах – промежуточный мир, в котором творения оказываются после смерти и пребывают вплоть до наступления Судного Дня. В барзахе праведники наслаждаются милостью Аллаха, а грешники и неверующие получают мучительное наказание. – К.Э.] с их жизнью в этом мире. Безусловно, такое сравнение неуместно и противоречит Корану, Сунне и действительности. Здесь нам достаточно привести в качестве примера то, что никто из мусульман не разрешает совершать групповой намаз вместе с ними позади их могил, никто не беседует с ними. Разница между их жизнью и нашей велика, и это ясно каждому благоразумному человеку.

 

Обращение за помощью к кому-либо, кроме Аллаха

Это неуместное сравнение и ошибочное предположение породили одно из величайших заблуждений, в которое попали многие рядовые мусульмане и даже некоторые видные религиозные деятели. Речь идет об обращении за помощью к пророкам и праведникам. Когда с ними приключаются несчастья, они начинают молить о помощи их вместо Аллаха, и можно увидеть, как целые группы людей собираются возле некоторых могил и просят покойников помочь им в разных делах, словно эти усопшие слышат их. Они взывают к ним на разных языках, словно они понимают языки разных народностей и различают между ними, если даже множество людей обращается к ним в один миг! Поистине, это – не что иное, как приобщение сотоварищей к Всевышнему Аллаху в обладании божественными качествами. Однако многие люди не понимают этого, и по этой причине они впали в такое чудовищное заблуждение.

Такие воззрения изобличаются целым рядом коранических откровений. Всевышний сказал: «Скажи: «Взывайте к тем, кого вы считаете богами наряду с Ним. Они не властны отвратить от вас беду или перенести ее на другого» (аль-Исра, 56). Похожих аятов в Коране много. На эту тему написано много книг и статей [Среди них можно выделить труды шейх-уль-ислама Ибн Теймийи «аль-Каида аль-Джалила фи ат-Тавассул ва аль-Васила» и «ар-Радд аля аль-Бакри». Наиболее полным сочинение на эту тему является «Маджмуат ат-Таухид ан-Надждийя».]. И кто испытывает сомнения по этому поводу, тот может прочесть их, и истина непременно станет ясна ему, если на то будет воля Аллаха. Тем не менее, я счел полезным процитировать здесь высказывания некоторых богословов ханифитского толка, чтобы никто не предположил, что этого мнения не придерживались сторонники известных религиозно-правовых школ – мазхабов.

Абу ат-Таййиб Шамс аль-Хакк аль-Азимабади в книге «ат-Талик аль-Мугни аля Сунан ад-Даракутни» писал:

– Отвратительным грехом, чудовищной ересью и опасным новшеством является обращение за помощью к шейху ‘Абд аль-Кадиру аль-Джилани, да смилостивится над ним Аллах, которое для еретиков стало обычным делом. Они говорят: «О шейх ‘Абд аль-Кадир аль-Джилани, сделай то-то ради Аллаха», возносят молитвы в направлении Багдада и совершают множество подобных этим грехов. Они приобщают к Аллаху сотоварищей в поклонении и не ценят Его должным образом. Эти невежды не знают, что шейх, да смилостивится над ним Аллах, никому не способен принести пользу и никого не может уберечь от зла даже весом с крошечную частичку. Почему же они просят его помочь им и удовлетворить их нужды?! Неужели Аллаха не достаточно Его рабам?!! Защитит нас, Боже, чтобы мы никого не приобщали к Тебе в сотоварищи и никого из твоих творений не возвеличивали так, как возвеличиваем Тебя.

В «аль-Базазийе» и в других сборниках фетв сказано: «Кто говорит, что души шейхов присутствуют рядом с нами и знают о нас, тот становится неверующим» [См. Ибн Нуджейм аль-Мисри, «аль-Бахр ар-Раик» (5/134).].

Шейх Фахр ад-Дин Абу Саад Усман аль-Джайяни бин Сулейман аль-Ханафи в своей книге «ар-Рисала» сказал: «Кто полагает, что умершие распоряжаются судьбами наряду с Аллахом, и убежден в этом, тот является неверующим». Похожее высказывание приводится и в книге «аль-Бахр ар-Раик».

Кадий Хамид ад-Дин Накури аль-Хинди в книге «ат-Тауших» сказал: «Среди них есть такие, которые во время невзгод и несчастий взывают к пророкам и угодникам и верят в то, что их души присутствуют рядом с нами, слышат молитвы и знают о наших нуждах. Это – не что иное, как отвратительное язычество и явное невежество. Всевышний Аллах сказал: «Кто же находится в большем заблуждении, чем те, которые взывают вместо Аллаха к тому, кто не ответит им до Дня воскресения и кто не ведает об их зове?!» (аль-Ахкаф, 5)».

В сочинении «аль-Бахр ар-Раик» (3/94) также говорится: «Если кто-либо вступает в брак на основании, беря в свидетели Аллаха и Его посланника, то его брак считается недействительным, а сам он становится неверующим из-за своей веры в то, что Пророку, мир ему и благословение Аллаха, известно сокровенное» [Сюда же можно отнести выражение «Аллаху и Его посланнику лучше знать», которое часто повторяют многие люди. Сподвижники использовали это выражение, когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, был жив. В наше время говорить так нельзя, и нужно ограничиваться словами «Аллаху ведомо лучше».].

Похожие высказывания можно встретить в собраниях фетв Кади-хана и аль-Айни, в сборниках «ад-Дурр аль-Мухтар» имама аль-Касани и «аль-Аламкирийя», а также во многих других сочинениях ханифитского толка. Что же касается Корана и Пречистой Сунны, то в них содержится бесчисленное количество текстов, изобличающих саму суть язычества и порицающих тех, кто приобщает к Аллаху сотоварищей. Наш учитель ас-Сеййид Мухаммад Назир Хусейн ад-Дахлави написал убедительную статью, посвященную опровержению этой скверной ереси [Аль-Азимабади, «ат-Талик аль-Мугни», с. 520-521.].

Второй рассказ – о том, как над могилой Посланника, мир ему и благословение Аллаха, были проделаны отверстия

Ад-Дарими в «ас-Сунане» (1/43) сказал:

– Абу ан-Нуман рассказал нам, что Саид бин Зейд рассказал им, что Амр бин Малик ан-Нукри рассказал им, что Абу аль-Джауза Ауф бин ‘Абдуллах рассказывал: «Однажды в Медине наступила сильная засуха, и люди пожаловались на это Аише. Она сказала: «Ступайте к могиле Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и проделайте над ней отверстие, чтобы между ним и небом не было преграды». Люди сделали это, и полил сильный дождь, благодаря которому выросла трава, верблюды потучнели так, что лопались от жира. Тот год прозвали годом «лопания»».

Цепочка рассказчиков этого хадиса слабая, и на него нельзя опираться по трем причинам.

Во-первых, Саид бин Зейд, брат Хаммада бин Зейда, был слабым рассказчиком. Аль-Хафиз Ибн Хаджар в «ат-Такрибе» сказал: «Он был правдивым рассказчиком, но допускал ошибки». Аз-Захаби в «аль-Мизане» сказал: «Йахья бин Саид считал его слабым. Ас-Саади сказал: «На него нельзя опираться (ليس بحجة), и его хадисы считаются слабыми». Ан-Насаи и некоторые другие назвали его несильным. Ахмад сказал: «Он был неплохим рассказчиком (ليس به بأس), хотя Йахья бин Саид говорил, что он обладал неподобающими качествами (كان لا يستمرئه)»».

Во-вторых, этот хадис прерывается на Аише и не восходит до Пророка, мир ему и благословение Аллаха. И даже если бы он был достоверным, его все равно нельзя было бы рассматривать в качестве убедительного аргумента, потому что он касается такого вопроса, по которому отдельные сподвижники могли иметь свое мнение. Их мнение может быть правильным, а может быть ошибочным, и поэтому мы не обязаны руководствоваться им при любых обстоятельствах.

В-третьих, рассказчик по прозвищу Абу ан-Нуман – это Мухаммад бин аль-Фадль, также известный как Арим («сильный», «неукротимый»). Он заслуживал доверия, но в конце своей жизни стал путаться (اختلط). Аль-Хафиз Бурхан ад-Дин аль-Халаби упомянул его в числе тех рассказчиков, которые путались. В своей книге «аль-Мукаддима» (с. 391) он писал: «Их хадисы принимаются от тех, кто обучался у них до того, как они стали путаться. В то же время они не принимаются от тех же, кто обучался у них после этого, и в тех случаях, когда мы не знаем, когда именно от них услышали этот хадис».

В данном случае мы не знаем, когда ад-Дарими услышал этот хадис от Абу ан-Нумана – до того, как тот стал путаться, или после этого. Следовательно, это сообщение не принимается, и на него нельзя опираться [Этот скрытый недостаток хадиса остался незамеченным шейхом аль-Гимари в его книге «Мисбах аз-Зуджаджа» (с. 43). Не обратили внимание на это и другие авторы, лишенные Божьей поддержки, которые хотели представить этот хадис достоверным.].

Шейх-уль-ислам Ибн Теймийя в книге «ар-Радд аля аль-Бакри» сказал:

– История о том, что в могиле Пророка, мир ему и благословение Аллаха, проделали отверстие для того, чтобы пошел дождь, рассказанная от имени Аиши, является неправдивой, и цепочка рассказчиков этого сообщения недостоверная. Лживость этой истории подтверждается и тем, что при жизни Аиши в доме не было никакого отверстия. Напротив, он оставался таким, каким он был во времена Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Одна часть его была покрыта кровлей, а другая – нет, и лучи солнца попадали в него. Об этом сообщается в хадисе, который приводится в обоих «ас-Сахихах». Передают от имени Аиши, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, совершал послеполуденный намаз, когда лучи солнца все еще попадали в ее комнату, и тени не было. Эта комната так и осталась при мечети Посланника, мир ему и благословение Аллаха, а потом стала ее частью. Впоследствии вокруг комнаты Аиши, в которой вырыли могилу, построили высокую стену, а в потолке проделали отверстие, чтобы в нее можно было спуститься при необходимости, если там нужно было подмести или прибрать. Что же касается рассказа о том, что отверстие существовало при жизни Аиши, то это – явная ложь. И даже если бы он был достоверным, он все равно бы свидетельствовал лишь о том, что сподвижники не заклинали Аллаха кем-либо из творений, не искали близости к Нему посредством умершего Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и не просили Его помочь им ради него. Напротив, из этого рассказа следует, что они якобы проделали отверстие, чтобы через него на Пророка, мир ему и благословение Аллаха, снизошла милость. В нем ничего не говорится о том, что они заклинали Аллаха именем Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Между этими двумя вещами большая разница! Одно творение может помочь другому, помолившись за него, или сделав для него доброе дело. Всевышний Аллах же любит, когда люди пытаются приблизиться к Нему посредством своей веры, праведных поступков, молитв за благословение и благополучие Пророка, мир ему и благословение Аллаха, посредством любви к нему, покорности ему и близости к нему. Аллах желает, чтобы мы именно так пытались приблизиться к Нему. Если же кто-либо хочет приблизиться к Аллаху посредством того, что угодно ему самому, а не посредством веры или праведных деяний, то его усилия окажутся бесполезными. Об этом говорят и здравый смысл, и шариат.

Что касается логических аргументов, то если Аллах любит конкретного человека, ради которого я прошу Его удовлетворить мою просьбу, то этого недостаточно для того, чтобы Он удовлетворил ее. Нужно, чтобы либо я, либо этот человек предприняли для этого какие-то шаги. Например, если он попросит за меня, или если я уверую в него и возлюблю его, то это, непременно, приблизит меня к цели. Но если я просто прошу помочь мне ради него, то это ничем не поможет мне, поскольку для этого нет никакого повода.

Что же касается шариатских доводов, то известно, что все обряды поклонения основываются на следовании примеру Пророка, мир ему и благословение Аллаха, а не на религиозных новшествах. Никто не имеет права узаконивать в религии то, что не дозволено Аллахом. Никто не имеет права молиться в сторону чьей-либо могилы, говоря, что его могила заслуживает такого почитания больше, чем Кааба. По этому поводу есть достоверный хадис, приведенный в «ас-Сахихе»: «Не садитесь на могилы и не молитесь в их сторону». Несмотря на это, некоторые из крайних еретиков молятся в сторону могил своих шейхов, иногда даже поворачиваясь спиной к кибле [Кибла – направление в сторону Каабы, куда поворачиваются лицом все мусульмане во время намазов и некоторых других религиозных обрядов. – К.Э.]. Они молятся в направлении могилы какого-либо шейха и называют ее «киблой для избранных». И получается, что Кааба – это кибла для простых людей! Другие еретики считают, что намаз возле могил их шейхов превосходит намаз в мечетях, в том числе – в Заповедной Мечети, в мечети Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и в мечети аль-Акса. Многие считают, что мольба, вознесенная возле могил пророков и праведников, лучше мольбы, обращенной к Аллаху в мечети. А ведь каждому богослову, изучившему ислам, известно, что все это противоречит мусульманскому шариату. И кто не опирается на Коран и Сунну в этом и в других вопросах, тот непременно сам впадает в заблуждение, сбивает с пути других и обрекает себя на погибель. Каждый раб обязан принять шариат Мухаммада – совершенный, светлый, ясный. Каждый должен признать, что этот шариат ниспослан для того, чтобы мы обрели благо в его самой совершенной форме и могли избавиться от зла полностью или частично. И если какой-либо из обрядов поклонения или какую-либо форму крайнего воздержания люди считают хорошим и полезным поступком, тогда как в шариате ничего не сказано по этому поводу, то мы должны знать, что вреда от этого больше, чем пользы. Ведь, поистине, Мудрый Законотворец не оставил без внимания что-либо из того, что приносит пользу. … Это относится и к молитвам, которые читают ради поклонения Аллаху. Поэтому людям следует читать молитвы, узаконенные шариатом, потому что в них нет недостатков. Все остальные обряды поклонения тоже нужно отправлять так, как это указано в шариате. Это и есть прямой путь. Пусть же Аллах Всевышний ведет им нас и наших верующих братьев [Ибн Теймийя, «ар-Радд аля аль-Бакри», с. 68-74.].

 

Примечание

Следует знать, что сборник имама ад-Дарими составлен по такому же принципу, что и четыре сборника «ас-Сунан» [Имеется в виду, что хадисы в нем расставлены по тематическим разделам и главам. Такие сборники получили название «сунан». В отличие от них, те сборники, в которых хадисы расставлены по именам рассказчиков, называются «муснад». Сборники, в которые авторы включали только те хадисы, которые они считали достоверными, получили название «сахих». – К.Э.]. Поэтому его правильно называть «Сунан ад-Дарими», как это сделал уважаемый шейх Дахман, издавший этот сборник.

Тем не менее, его издавна называют «Муснад ад-Дарими», и это – ошибка, которая не находит никакого подтверждения в словах богословов. Некоторые даже называют его «ас-Сахих», и это – самое неправильное мнение, потому что в него включено много восходящих хадисов со слабыми цепочками рассказчиков. Более того, в нем есть отосланные [Отосланным (لمرسل ا) называется хадис, в цепочке рассказчиков которого отсутствует имя сподвижника, от которого его последователь услышал его. Отосланные хадисы, в принципе, являются слабыми и не принимаются, потому что они не удовлетворяют такому обязательному условию, как непрерывность цепочки рассказчиков. – К.Э.] и неизлечимые [Неизлечимым (المعضل) называется хадис, в цепочке которого отсутствуют имена двух или более рассказчиков подряд. Богословы считают такие хадисы слабыми. – К.Э.] хадисы, а также прерванные [Прерванным (الموقوف) называется хадис, повествующий о том, что сказал, совершил или одобрил кто-либо из сподвижников Пророка, мир ему и благословение Аллаха. В некоторых случаях прерванные сообщения имеют силу хадисов, восходящих до Пророка, мир ему и благословение Аллаха. В качестве примера можно привести высказывания сподвижников о том, что не является предметом для самостоятельного суждения или лексическим комментарием. – К.Э.] сообщения, многие из которых переданы через слабые цепочки рассказчиков. К таким сообщениям относится и этот рассказ. Разве ж такой сборник является достоверным?!

Похожую ошибку допускают и некоторых профессора, называющие сборниками достоверных хадисов четыре «ас-Сунана» [Имеются в виду сборники выдающихся мусульманских ученых Мухаммада бин Йазида Ибн Маджи (ум. 273 г.х.), Абу Дауда ас-Сиджистани (ум. 275 г.х.), Мухаммада бин Исы ат-Тирмизи (ум. 279 г.х.) и Ахмада бин Али ан-Насаи (ум. 303 г.х.).]. Их слова противоречат не только подлинному названию сборников, но и действительности, потому что в них есть много слабых хадисов. Они также противоречат той оценке, которую авторы дали собранным хадисам, ведь иногда они сами указывали на слабость тех или иных преданий. В особенности это относится к имаму ат-Тирмизи, который искусно отмечал слабые хадисы в своем сборнике. Все это хорошо известно тем, кто знаком с этими трудами. Что же касается «ас-Сунана» Ибн Маджи, то в нем встречаются не только слабые, но и выдуманные хадисы. И поэтому назвать эти сборникам «ас-Сахихами» может только невежда или человек, преследующий какие-либо цели.

 

Реклама
Запись опубликована в рубрике Без рубрики, Недостоверные Хадисы., Таввасуль.. Добавьте в закладки постоянную ссылку.